Нефть и газ Черного моря: что «потеряла» Украина?

Автор: Валентина САМАР

Сразу же после вынесения вердикта Международного суда в прессе, в первую очередь с подачи румынских дипломатов и украинских оппозиционных политиков, а также близких к ним экспертов, появились данные о значительных запасах углеводородов, которые отошли Ру­мынии вместе с львиной долей спорного шельфа. По сообщениям румынских СМИ, возле Змеи­ного обнаружено 70—100 млрд. кубометров газа и 10—12 млн. тонн неф­ти. Это, по мнению экспертов, обеспечило бы энергетическую независимость Румынии в течение 20 лет.

Такие же прогнозные запасы углеводородов — 100 млрд. кубометров газа и около 10 млн. тонн нефти — называет и Иван Дияк, советник президента Украины и председателя правления НАК «Нафтогаз України». Однако утверждает: «Практически все перспективные мес­торождения нефти и газа, которые находятся вокруг острова Змеи­ный, в результате решения Гаагского суда достались Украине».

При этом почти общим местом стало утверждение, что самые перспективные запасы углеводородов найдены на структуре «Олимпийская». Аппетиты Румынии возросли после того, как в 2001 году ГАО «Черноморнефтегаз» провела успешную геологоразведку на структуре, но работы были приостановлены из-за протестов Румынии.

Обратимся к первоисточникам. В ту пору «Черноморнефтегаз» возглавлял Николай Ильницкий. «Вы знаете, я всю ночь после решения Гаагского суда не спал — сказал Н.Ильницкий в интервью «ЗН». — Однако, в отличие от тех, кто понятия зеленого не имеет о добыче газа и нефти на шельфе, я должен вам сказать: на тех месторождениях, которые большей частью отошли Румынии — структуры Олим­пийская, Комсомольская, Краевая, ничего перспективного нет! По крайней мере, никакие данные, которые бы позволяли делать подсчеты о промышленных запасах нефти и газа, никому не известны».

Так что же было? 3 июля 2001 года Николай Ильницкий сообщал «Интрефакс-Украина», что в ходе разведочного бурения с помощью самоподъемной плавучей буровой установки «Сиваш» на структуре Олимпийская, расположенной около острова Змеиный, открыто новое нефтегазовое месторождение. Ильницкий допускал, что там имеются промышленные запасы нефти и газа и что этот регион Черного моря преимущественно нефтяной.

Почти через две недели МИД Румынии в вербальной ноте выразил Украине свою обеспокоенность по поводу разведочных работ, которые ведутся в неделимитированной зоне Черного моря. На что МИД Украины тут же ответил: нарушений межгосударственного договора нет, поскольку «Черномор­нефтегаз» осуществляет в районе ост­рова Змеиный бурение параметрической скважины с целью исследования биологической структуры морского дна, и такие работы не подпадают под термин «эксплуатация минеральных ресурсов», который употребляется в дополнительном соглашении к базовому договору. Попутно заметим, что наличие договоренностей не мешало самой Румынии исследовать шельф и даже выдать лицензию французской компании ElfAquitan на разведку и эксплуатацию участка. Тем не менее, о возможности подачи иска в Международный суд Румыния активно заговорила именно в связи с геологоразведкой на Олимпийской, которая была свернута. Почему? Толь­ко ли из-за протестов Румынии?

«В 2001 году мы пробурили две скважины, — рассказал «ЗН» главный геолог ГАО «Черноморнефтегаз» Петр Мельничук. — Но приплывы газа были настолько незначительными, что мы даже не смогли их обосновать, чтобы поставить на учет. На государственный учет такие запасы, ввиду небольшой площади продуктивной газоносности не берутся. Поэтому, чтобы судить о запасах этого месторождения, необходима серьезная доразведка площади. Но, по моему мнению, никто на это в ближайшее время тратить деньги не будет. Сущест­вующая ресурсная база на этой площади, на мой взгляд, будет нерентабельной для разработки».

На двух других месторождениях, которые отошли Румынии — Краевое и Комсомольское, поисковое бурение вообще не проводилось, говорит П.Мельничук. Была только сейсмическая разведка, есть паспорт структуры, но будет ли там приплыв газа, никто прогнозировать не может. « Но, мы считаем, перспективные ресурсы там незначительны. Поэтому никакой трагедии в плане потери «огромных запасов», если говорить о трех этих объектах, как утверждают некоторые в прессе, нет», — полагает главный геолог компании.

Особенно, если взять во внимание отдаленность площадей от нашей инфраструктуры, добавляет председатель правления ГАО «Черноморнефтегаз» Анатолий Присяж­нюк. «Это около 200 километров. И если бы там было открыто небольшое газовое месторождение, никто его в ближайшее время не стал бы обустраивать и укладывать газопро­вод. Это огромные деньги, которые вряд ли когда-нибудь окупятся. Поэтому те, кто сегодня заявляет о сотнях миллиардов кубометров потерь, просто некомпетентны».

Как пример называются уже ставшие занозой проблемы с освоением действительно перспективных месторождений Одесское и Безымянное — они выше Змеиного. «От Одесского до обустроенного Голицинского месторождения всего 80 километров трубопровода по дну протянуть нужно. И на это необходимо затратить миллиард гривен, которые мы не можем изыскать. Это разведанное месторождение с экспертизой, с подтвержденными запасами! Поэтому, если на структуре, которая отошла Румы­нии, окажется пять или даже 10 млрд. куб. метров газа, то его рентабельно будет добывать только в том случае, если цена газа возрастет на порядок. Мы трактуем, что это район с неопределенными перспективами», — говорит Петр Мельничук.

Южнее этих площадей, утверждают в «Черноморнефтегазе», перспективы промышленной добычи углеводородов тоже невысокие, поскольку весьма сложная геология. Значительные запасы могут быть на более глубокой воде, до километра. Но это и дополнительные сложности, и дополнительные затраты. «Нам до той нефти и газа, как до Луны пешком», — констатирует главный геолог.

В «Черноморнефтегазе» также напоминают, что к этой части шельфа в свое время присматривались несколько иностранных нефтяных компаний, однако их геологоразвед­ка не увенчалась успехом. В то же вре­мя British gas, по словам П.Мель­ничука, которая «анализировала весь региональный материал по шельфу, однозначно самым перспек­тивным определила Прикерченский шельф. Там, где сегодня открыты месторождения Субботина, Глубокое, Южнокерченское, и на юг, где глубина больше, — площадь Палласа. И самые перспективные запасы нефти на шельфе именно там».

Так что главная проблема сегодня не в том, что мы могли потерять при таком разделе шельфа, считают в «Черноморнефтегазе», а в том, что мы не можем взять тот газ и ту нефть, которые уже разведаны, и годами не обустраиваем перспективные месторождения. Ни сами, ни с участием инвесторов. Но они придут на шельф. Румыния уже заявила о готовности осваивать шельф совместно с крупнейшими иностранными компаниями. Интересно, Венко Прикерченская среди них будет?